За жестокое убийство стариков: к расстрелу

33-летнего Валентина Бушнина, 25-летнего Виталия Мятежа и 29-летнего Виктора Скрундика задержали в феврале 2019 года.

За несколько месяцев до этого Виктор Скрундик вышел на свободу после очередной отсидки. Пожив у своих родственников, он стал грабить пенсионеров. А в соучастники взял: Виталия Мятежа — сожителя родной сестры, Валентина Бушнина — сожителя двоюродной сестры.

14 января 2019 года в деревне Суховчицы был убит 79-летний Михаил Шугалей. Михаила Шугалея Скрундик хорошо знал, время от времени помогал пенсионеру по хозяйству — за деньги. В тот зимний день Виктор выпивал с друзьями, среди которых был еще один обвиняемый — Валентин Бушнин. Ближе к 9 вечера спиртное закончилось, и Виктор предложил сходить к «деду» — так он называет Шугалея, потому что знал, что в тот день ему должны принести пенсию.

— Думали, заберем деньги у него — и всё. Про убийство мы не договаривались, — заявил в суде обвиняемый. — Дед еще не спал, телевизор у него работал. Он спросил, чего мы хотим. Я сказал: «Зерно надо?» — и дед открыл дверь.

После этого Скрундик сказал, что никакого зерна у них нет, и потребовал у пенсионера денег. Михаил Шугалей, по словам обвиняемого, сначала не воспринял это всерьез — улыбался и просил: «Хлопцы, супакойцеся, а то ў міліцыію пазваню».

Но пьяные Скрундик и Бушнин уходить не собрались. Виктор ударил пожилого мужчину в грудь, тот упал и ударился о дверной косяк. Дальше подошел со спины и набросил на шею веревку (шнурок от спортивных штанов Скрундик достал еще до того, как попал в дом).

— Я сказал: «Дед, если хочешь жить, давай деньги!» — заявил обвиняемый в суде. Он также разбил телефон Шугалея, чтобы тот не смог вызвать милицию.

Поняв, что незваные гости не шутят, пенсионер поднялся и принес из другой комнаты 50 рублей. Больше денег у него не было — всю пенсию он уже успел раздать за долги.

— Я передал Бушнину 50 рублей. Он сказал: «Нельзя оставлять деда, надо убирать, потому что он нас сдаст», — вспомнил Виктор Скрундик.

Слова друга он воспринял так, что пенсионера надо убить. Никакого сопротивления 79-летний Михаил не оказывал. Скрундик еще раз набросил на шею жертве шнурок. Потом оттащил тело ближе к газовой колонке, сорвал шланг и поджег шторку. После убийства подельники убежали домой, выпили самогона, а на следующий день поехали на такси в Слуцк. О произошедшем, по словам Виктора, они никому не рассказывали. Осознание к нему пришло только наутро, когда протрезвел. Сколько товарищи выпили накануне, он не помнит, говорит, что «хорошо отметили Щедрец».

Через неделю, 21 января, произошло нападение на 94-летнего Владимира Гаркавого, он жил в деревне Ульяновка. Мужчину душили проводом, ремнем и тоже сожгли еще живым. Из его дома злоумышленники вынесли 280 рублей и несколько бутылок алкоголя. Обвинения предъявлены Виктору Скрундику и 25-летнему Виталию Мятежу. Скрундик, хотя и давал противоречивые показания, все-таки признал себя виновным в убийстве. Мятеж заявил, что он не убивал пенсионера, признавал только грабеж.

Через 10 дней, 31 января, в деревне Суховчицы произошло нападение на 85-летнюю Софью Мацеле. Виктор Скрундик, которому предъявлено обвинение в покушении на убийство, избил женщину, грозился ее убить и вымогал деньги. Пенсионерке удалось спастись. Благодаря тому, что Софья Мацеле выжила, началось расследование по делу о первом убитом, ведь сначала криминального следа правоохранители не обнаружили — это позволило Виктору Скрундику, который оставался на свободе, совершить последующие преступления. При нападении на пенсионерку Скрундик пригрозил: «Давай деньги, иначе будет тебе, как Шугалею». Тогда-то и началось расследование об убийствах.

На суде 6 марта 2020 года прокурор просил расстрелять Виктора Скрундика, Виталия Мятежа отправить на 22 года в колонию усиленного режима, а Валентина Бушнина — посадить на 18 лет. Такой приговор суд и вынес. Теперь на одного смертника в стране стало больше.

«Витя написал письмо, в котором сообщил, какое наказание запросил прокурор. Просил прощения у меня и поздравлял с 8 Марта, — рассказала «Нашей Ниве» Надежда, родная сестра Виктора Скрундика и сожительница Виталия Мятежа.

— Я бы их троих расстреляла, чтобы обидно не было никому. Мужа не жалко — не я же его туда отправляла. На последнем заседании я не была, вообще в суде была только один раз, когда меня вызвали свидетелем. А потом не ездила: мне 4 детей надо смотреть, да и дорого на суд и обратно добираться, а денег нет».

За жестокое убийство стариков: к расстрелу

Читай продолжение на следующей странице

За жестокое убийство стариков: к расстрелу