Тамара Гвердцители: «Я не завожу романы с тем, с кем работаю»

Стиль жизни / НовостиИнтервью звездТамара Гвердцители: «Я не завожу романы с тем, с кем работаю»

«Все мои мужчины были адекватными, хотя, возможно, внутренняя ревность присутствовала. Они понимали, что имеют дело с артисткой и что это непросто. Поэтому никого ни в чем не виню», — признается певица.

Тамара Гвердцители: «Я не завожу романы с тем, с кем работаю»

ФотоЛичный архив Тамары Гвердцители– В последний день зимы вы выступите в Кремле с большим концертом. Можете рассказать о программе или это всегда должен быть сюрприз для зрителей?

– Это будет историческая программа, посвященная 75-летию Великой Победы. Прозвучат военные песни, пропущенные через себя и представленные с новым видением. Надеемся показать отношение к тому, что пережили наши родители, дедушки и бабушки. Так что в основном это будут военные песни плюс, надеюсь, несколько наиболее любимых публикой произведений на бис из моего репертуара.

– Как вы отбирали военные песни, которых очень много?

– Это была трудная задача, потому что это отдельный культурный пласт. Я отбирала по принципу то, что близко мне как женщине, как человеку, чья семья была эвакуирована в 1941 году из Одессы. Благодаря этой эвакуации мамина семья выжила. Маме было тогда три года. Ее родители имели возможность взять ее, сесть в благословенный поезд и убежать от фашистов.

– Мама что-то помнит о том времени, что-то рассказывала вам?

– Конечно. Мама до сих пор очень хорошо помнит звуки бомбежек. Она с семьей добралась до Дальнего Севера, а потом они попали в Грузию. Тысячи эвакуированных людей отправили вглубь страны, где был тыл и можно было выжить. Мама совсем ребенком попала в Читинскую область, где эвакуированных поселили в специальные строения. Это был очень сложный жизненный период для всех советских людей, и я помню, что дедушка каждый день благодарил Бога за то, что ему удалось спасти семью. Трудно представить, как люди жили в то время. Стоял 45-градусный мороз, и мама помнит особый звук от снега. Сколько бы лет человеку ни было, ужас войны нависал над всеми. Маленький человечек чувствовал, что происходит что-то не то. А когда они попали в Грузию, то чувствовали, будто очутились на какой-то другой, солнечной планете, где люди оставались человечными и теплыми, несмотря на то что шла война. Любое переселение — это драма для семьи, и грузины испытывали сочувствие к переселенцам.

– Вашей маме в апреле будет 81. Как она себя чувствует, чем занимается?

– Мы стараемся держать себя в форме и физически, и психологически. Но мама больше внимания уделяет не себе, а мне и проблемам нашей семьи. Как одесская мама она не может не жить проблемами детей.

Читай продолжение на следующей странице

Тамара Гвердцители: «Я не завожу романы с тем, с кем работаю»