— Ох, легонькая у тебя жена. Смотри, опозорит! — свекровь невзлюбила Наташку почти сразу

— Иди домой, не позорь нас!

— А меня вы не пожалели, меня можно позорить?! — тихо спросила Наталья и так глянула на свекровь, что у той руки опустились, и она бегом кинулась к дому.

Наташка зашла в кабинет директора и упала возле дверей, силы иссякли. Тут же вызвали врача и милицию. Писали какие-то бумаги, что-то спрашивали. Наталья твердо говорила:

— Побои снимать не буду, заявление писать тоже. Привезите мне детей и отвезите к матери в соседний совхоз.

В конце концов так и сделали. Мать, увидев дочь в таком состоянии, наняла соседа, и тот увез Натаху с дочерьми в Магнитогорск к родной тетке. Побои зажили, нашлась работа, а мать писала, что приезжали Иван с матерью, просили прощения, очень скучают по ней и деткам.

— Нет! — отвечала Наташка. — Передай — не вернусь и не прощу, пусть строит себе новую жизнь, а мать ему помогает. Она умная, найдет, какую ему надо.

— Да после этого, что с тобой случилось, его никто не принимает, а свекрови проходу не дают — стыдят, — снова пишет мать.

— Ну это их дело. Чего хотели, то и получили, — отвечает Натаха.

Жизнь на месте не стоит. Сообщили, что умер свекор.

— Вот его-то жаль, хороший был человек, — думает Наташка.

Все у нее наладилось, повстречала человека, вышла замуж, родила сына, так прошло пятнадцать лет. И решила Натаха съездить к матери в гости и заглянуть к мужу, дочерей показать.

Раечке уже восемнадцать, Маечке шестнадцать, погордиться ими. Пусть видят — сама не пропала, детей подняла. Вот и приехали на своей машине, все красивые, ладные.

Иван аж побелел весь, свекровь в ноги упала, прощенья просит, внучек нацеловывает, на кладбище сходили, подруг повидала Наталья, пора домой. Иван на прощанье руки ей гладит.

— Я лучше тебя не встретил. Три раза женился, всякие были, таких как ты — не было. Всю жизнь грех свой отмаливаю, сам себя наказал, вот и одинок к старости немилосердной. Если бы все начать с начала. Да не исправишь уж.

И только свекровь плакала и плакала, старая, немощная, беззащитная. Все внучек ненаглядных целовала. Да Бог с ней, она свое получила.

— Ох, легонькая у тебя жена. Смотри, опозорит! — свекровь невзлюбила Наташку почти сразу