— Ох, легонькая у тебя жена. Смотри, опозорит! — свекровь невзлюбила Наташку почти сразу

Что бы ни делала Наташа, все принималось в штыки.

Не так шьет, не так полы трет, и только муж ласковый, ясноглазый Иван любил Наташку до самозабвения, ночами уговаривал потерпеть, совхоз обещал хороший дом отстроить и ему, как лучшему механизатору, обещали самую первую квартиру.

Вот Наташка и терпела. Так в терпении дочь родилась, через 2 года вторая, а дом все строился.

Свекровь детей полюбила, такие же ясноглазые как и Иван. Хорошо хоть на сноху не похожи. И вроде дома все понемногу стало налаживаться, да вышла Наташка на работу. Иван с ума сходил от ревности. А Натаха в столовой стоит на раздаче, целый день ей комплименты отпускают.

— Ох, легонькая у тебя жена. Смотри, опозорит! — свекровь невзлюбила Наташку почти сразу

Иван подъедет к столовой, зайдет потихоньку и смотрит. У Наташки рот до ушей, глаза блестят. Сама ладненькая, волос кучерявый, ну истовый ангел. Пробовал Иван ее уговорить уйти из столовой, та ни в какую.

— Мне что, на дойку идти? Или телятницей? Того хуже на свиноферму, чтоб воняло от меня за километр. В столовой я по специальности работаю, сама сыта, да в тепле. А что улыбаюсь, так что, букой стоять, настроение людям портить?

И что ты с ней поделаешь, деньги в доме нужны, да скоро и свое гнездо вить, а тут еще и мать шипит, в уши дует.

— Ох, легонькая у тебя жена. Смотри, опозорит. И так уже слухи всякие ходят.

Иван бесится, выпивши стал приходить. А свекровь ноет, изводит сноху:

— Загубишь мужика, вертихвостка!

— Какая я вам вертихвостка? — плачет Натаха. — Он знает какую взял, да и любовь у нас!

Ночами Иван жарко шептал ей в ухо как любит ее и дочек, как боится их потерять. За эти слова, за ласку многое готова была Наташка вытерпеть, да видно не все.

Как-то забежала соседка, что-то пошептала свекрови, та к Натахе:

— Это с кем ты картошку в погребе перебирала вдвоем?

— Как с кем? С Николаем — разнорабочим, да и не одни мы в яме были. Что это за сказки тут сочиняете? Идите, у зав. производством поинтересуйтесь! — горячится Наташка.

— А я не буду интересоваться ни у кого, пусть Иван интересуется, — губы свекровь поджала и ушла.

А вечером Иван пришел выпивши. Он схватил со стены кнут и бил Наташку в кровь, таскал ее за волосы, пинал, кричали девчонки, кричала свекровь, напуганная происходящим. И лишь свекор оттащил в сторону сына. Наташка окровавленная уползла по огороду в баню, а утром она вся в синяках и кровоподтеках шла по селу в контору. Люди шарахались от нее, свекровь догнала, схватила за руку.

Читай продолжение на следующей странице

— Ох, легонькая у тебя жена. Смотри, опозорит! — свекровь невзлюбила Наташку почти сразу