От них с мамой ушел папа. Мама ночами плакала навзрыд на кухне. Лиза слышала и тоже плакала

Когда Лиза была маленькая, от них с мамой ушел папа. Ну, то есть от Лизы — папа, а от мамы — муж. Мама ночами плакала навзрыд на кухне. Лиза слышала и тоже плакала. Она очень жалела маму. И скучала по папе. Но стеснялась этого, потому что папа был предатель.

Нашел новую жену, чтобы любить и новую Лизу. Ее звали по-другому, но это не важно. Важно, что теперь ее он целовал перед сном.

Лиза испытывала странные чувства, когда слушала, как рыдает мама, подвывая, как раненый зверь. Она не прощала папе этих ее слез, но и не хотела, чтобы он вернулся. Но она хотела, чтобы он там, в новой семье, не прижился. Чтобы та новая жена и дочка прогнали его, как однажды они на даче прогнали сторожа, который получал зарплату за то, что сторожил, а сам аккуратно подворовывал у своих.

Вот Лиза хотела, чтобы он остался один, «неприкаянный», как говорила мама.

Очень важно быть прикаянным. Прикаянный — это как бы прикованный.

Важно кого-то любить, показывать ему свои рисунки , прически и дневник.

Не интересно рисовать, если никто не увидит. Не интересно покорять мир, если никто не похвалит.

Они с мамой друг у друга будут, а он у них — нет. И они у него — нет.

Лиза не хотела победить. Она хотела, чтобы он проиграл.

Лиза пыталась обнимать рыдающую маму, выбегала из спальни в пижаме со слониками, с распахнутыми ладошками, но мама отталкивала ее, разнимала ее руки и умоляла:

— Ну спи уже, ну я прошу тебя…

И в этой просьбе было столько смертельной усталости, что даже маленькой Лизе было очевидно, что мама не шутит.

Лиза поняла, что мама терпит весь день и не плачет. А потом, ночью, когда «Лиза спит», выпускает слезы на волю.

Однажды к маме пришла ее мама. Лизина бабушка. Они не были близки и редко виделись. Лиза не очень любила бабушку, она даже когда играла с ней, придумывала «полезные» игры: например, наперегонки полоть грядки.

Лиза была рада, что бабушка редко забирает ее к себе.

Бабушка была с мамой холодна и даже груба, сказала ей строго:

— Что ты убиваешься? Тебе есть ради кого жить. Есть кого любить. Вот и вытри сопли. Живи ради дочери.

А мама ответила:

— Дочь это дочь. А Он — это Он!

Для непосвященного человека фраза звучит глупо, но в контексте ситуации, и, главное, тона, которым она была сказана, фраза звучала устрашающе.

Читай продолжение на следующей странице

От них с мамой ушел папа. Мама ночами плакала навзрыд на кухне. Лиза слышала и тоже плакала